Кто даёт и берёт в детско-родительских отношениях

Часто приходится сталкиваться на приёме с ситуациями, когда взрослые дети вмешиваются в дела родителей, помогая им, осуждая, поддерживая и поучая их, порой разрываясь между своей жизнью, и жизнью своих родителей, мучаются чувством вины, если не могут помочь родителям и отдать им свой сыновий или дочерний долг.

В общем-то так, на чувстве вины, замешанном на ответственности, воспитала нас система.

Б.Хеллингер, основатель метода системных семейных расстановок, на основании выведенных им в процессе многолетней работы законов семейной системы, считает, что в семейной системе важно соблюдать определённый порядок, и тогда в системе будет мир.

 А порядок в этом случае состоит в соблюдении закона «давать» и «брать» в детско-родительских отношениях, а именно: Родитель — даёт, Ребёнок — просит и берёт, и никак не наоборот! (В отличие от партнёрских отношений, где порядок предусматривает равноценный обмен).

 И когда ребёнок нарушает этот закон семейной системы и вмешивается в дела родителей, то его ждёт крах.

 Да, ребёнок не может это осознать и что-либо изменить. Пока он маленький, он будет «вмешиваться», и болеть, и страдать, делая это из большой любви к родителям.

 Для души ребёнка страдание из любви не является проблемой. Это проблема для родителя, который хочет, чтобы его ребёнок был счастлив. Здесь, если взрослый осознаёт, что происходит и берёт ответственность на себя, то ребёнок может быть свободен. Поэтому здесь так важна работа с родителями! Иногда несколько освобождающих фраз приводят к исцелению.

 Чтобы было понятно приведу простые примеры. Мама не хочет идти на работу — у ребёнка поднимается температура или возникает понос, рвота, и она уже вынуждена остаться с ребёнком дома. Или: маме не нравится в детском саду воспитатель, или еда, или ещё что-то — ребёнок болеет, чтобы не идти в сад, чтобы мама была спокойна. Родители ругаются — дети болеют, что заставляет взрослых вместе ухаживать за ребёнком и мирит их и т.д.

А родители ещё иногда и «просят» помощи у ребёнка. Например, мама приговаривает ребёнку: «Помощник ты мой, ты мой лучший помощник, ты мой мужчина!», или после развода: «Ты моя надежда и опора, ты мой мужчина», и удивляется, почему ребёнок не подпускает к ней ни одного мужчину?

 Когда дети вырастают, у многих остаётся «привычка» вмешиваться в дела родителей, как будто они могут что-либо там изменить своим осуждением или жалостью. Часто эти процессы неосознаваемы!

Вот что пишет об этом сам Б.Хеллингер в книге «Порядки любви»:

…Родители отдают своим детям то, чем они сами являются. Они не могут ничего добавить к тому, ни отнять от того, что дают детям. Поэтому дети могут принимать своих родителей только такими, какие они есть, и тоже не могут ни добавить ничего к тому, ни отнять ничего от того, что получают от родителей. Этот факт представляет собой процесс совершенно другого качества, чем когда я дарю кому-то то, что у меня есть. Это первое. Человек должен принимать своих родителей такими, какие они есть. Если он согласен с этим принципом, тогда у него есть родители и он становится целостным.

Родители в дополнение к жизни дают детям кое-что ещё: в течение многих лет они заботятся о детях, и дети принимают это. Всё это создаёт такую разницу между тем, что родители дают, и тем, что дети берут от них, что дети никогда не смогут её уравновесить или возместить. Под давлением этой разницы дети позже отделяются от родителей. Они не выдерживают такого давления. Поэтому разница приводит к отделению детей от родителей.А равновесия они достигают тем, что в дальнейшем передают то, что получили от родителей дальше: собственным детям или кому — то другому в обществе.

Но у родителей есть то, что принадлежит только им и никак не касается их детей. Например, личная вина или личное переплетение, или же личная заслуга. Этого ребёнок не должен и не может брать от родителей, просто потому, что не имеет на это никакого права. Ребёнок не должен принимать на себя ни вину родителей или её последствия, ни их заслуги, их он тоже не должен брать. У ребёнка есть конечно, определённые преимущества от заслуг родителей, но он получает это вместе со всем остальным, что дали ему родители. Но если ребёнок использует то, что получил от родителей, для создания чего — то нового, то это его личная заслуга.

Кроме того, между родителями и детьми существует нечто общее, просто потому, что семья функционирует подобно предприятию, в котором у каждого есть своя доля и каждый имеет определённые обязанности. Поэтому и дети в семье тоже должны давать в соответствии с возникшей необходимостью. Родители могут потребовать от детей вносить свой вклад в пользу семьи.

Но, когда родители требуют от детей чего — то, что выходит за рамки этого (например, утешения), тогда дети становятся как будто родителями собственных родителей, а родители детьми собственных детей. Это является искажением отношений между родителями и детьми. Дети не могут защищаться от подобного поведения родителей. Они оказываются втянутыми в определённое переплетение и вынуждены совершить то, за что они себя потом наказывают, например, не позволяя себе быть счастливыми в личной жизни или успешными в карьере, терпят крах и погибают. Только когда ребёнок становится взрослым и понимает, что в его жизни что-то не в порядке, он может выйти из такого переплетения, например, с помощью психотерапии…

————————————————————————————

Обычно в заключении работы по этой теме я рассказываю замечательную притчу, которая очень точно отражает этот закон, и очень надолго остаётся в памяти у клиентов:

Настало время, когда в гнезде у Орлицы появились маленькие орлята и пришло время выпустить их из родительского гнезда.
Мать обратилась к одному из детей и спросила:
— Хорошо ли я, сын мой, кормила тебя, заботилась о тебе?
— Да, мамочка, — отвечал орлёнок, когда я вырасту, я буду точно так же заботиться о тебе. Орлица с сожалением выкинула его из гнезда.
Тогда спросила она другого орлёнка:
— Хорошо ли я, сын мой, кормила тебя, заботилась о тебе?
— Да, мамочка, — отвечал орлёнок, когда я вырасту, я буду точно так же заботиться о тебе. Орлица также выбросила его из гнезда.
Тогда спросила Орлица последнего, третьего, орлёнка:
— Хорошо ли я, сын мой, кормила тебя, заботилась о тебе?
— Да, мамочка, — отвечал орлёнок, когда я вырасту, я буду точно так же заботиться о своих детях!
Третий орлёнок вылетел из гнезда в свою счастливую взрослую жизнь.